Поездка в Ливан

Владимир Нагорнов: «Этот век уже не выдержит войны»

 

Интервью корреспондента газеты "Аргументы и факты" Маргариты Кирилловой со скульптором Владимиром Нагорновым от 8 августа 2006 года

 

 

Маргарита Кириллова:

 

- Сегодня только дети не помнят напряженного и жестокого противостояния между Тель-Авивом и Бейрутом, конца 70-х годов, растянувшегося почти на два десятилетия. И вот новый виток ненависти, перечеркнувший усилия десяти лет относительно мирной жизни, снова под бомбами гибнут мирные жители. Из Ливана начался свой исход. Политики прогнозируют, сколько стран и народов опять окажутся втянутыми в этот конфликт, газеты пестрят заголовками о гуманитарной катастрофе, а художники говорят о катастрофе культурной. Скульптор Владимир Нагорнов, еще несколько лет назад замысливший провести в Чебоксарах международный симпозиум скульпторов, побывал в качестве участника на многих подобных форумах в разных странах. А в конце прошлого года, по приглашению ливанцев, работающих в Чувашии, посетил один из самых интересных, проходивший близ города Байсура в Ливане. Это престижное мероприятие, куда так стремились попасть художники всего мира, теперь уже можно назвать лишь одним из воспоминаний мирной жизни этой страны. Очевидно, что после страшных нынешних разрушений Ливану придется опять многое начинать заново.

 

Владимир Порфирьевич, вы участвовали в ливанских встречах скульпторов, познакомились в этой стране со множеством людей, подружились с ними. Насколько тревожные сообщения оттуда теперь для вас не просто новости из «горячей точки»?

 

- Сообщения из «горячих точек» - это всегда не просто тревожные новости. Мы с друзьями побывали на юге Ливана в первую очередь с целью познакомиться с уникальной культурой друзов. Естественно, я не пропустил и такое важное мероприятие, как международный симпозиум скульпторов, куда я попал в качестве наблюдателя и где изучал механизм проведения подобных встреч. Признаюсь, Ливан ошеломил меня. Наверное, еще и потому, что телевизионные картинки новостей сформировали у меня, как и у многих моих соотечественников, определенные стереотипы, которые мало соответствовали действительности. Все оказалось куда сложнее, ярче и объемнее. И совсем не похоже на то, что я видел в Египте, Тунисе, Турции, Арабских Эмиратах. Изумительной красоты ландшафты, гостеприимные люди, устроенный быт, неожиданное переплетение множества культур и, главное, трепетное отношение к искусству и одновременно довольно смелые культурные эксперименты. Мы ездили по мастерским художников и камнерезов, как у них называются скульпторы, встречались с мэром Байсура, простыми ливанцами. То есть наблюдали активное становление Ливана во всех его проявлениях. Поэтому каждая новая бомбардировка для меня сейчас – как крушение надежд, радости, которую я там испытал, видя сбереженную и расцветающую культуру.

 

- Вы вникаете в подоплеку событий, принимаете чью-то сторону?

 

- Как человек, которому не может быть безразличной боль людей, я слежу за всеми этими событиями. Но даже самому себе мне трудно было бы ответить однозначно, в чем же причина начавшейся войны. Из истории мы знаем, что, например, убийство дипломата или эрцгерцога, как это было накануне Первой мировой войны, как любая провокация, – всегда лишь повод для агрессии. В данном случае плененные солдаты тоже не могут быть причиной глобальной войны. Корни противостояния слишком глубоки и теряются в давних временах, где остались нерешенными многие спорные вопросы, судьба палестинского народа, например. Может быть, я не понимаю всех нюансов сегодняшних событий. Но в одном я уверен твердо: война – вообще не решение вопроса. Любого решения надо добиваться мирным путем, за столом переговоров. Воевать в двадцать первом веке, когда чуть ли не каждая страна имеет свои ракеты, – безумие. Разделять народы, плести политические интриги на краю такой бездны – страшное преступление. Поэтому сам факт, что некоторые влиятельные страны, например, США, не считают немедленное прекращение огня первым условием при нынешних попытках урегулирования конфликта, выглядит по меньшей мере странно. Возникают даже ассоциации с Югославией. И там в одном городе на одной площади могли стоять мечеть и собор. А что мы видим сейчас? Разделили все общество на множество мелких государств. Это обедняет народную культуру, потому что разъединяет ее. Религия – просто разные верования, а народ один. Хорваты, сербы, боснийцы – это же один народ!

 

 - Как известно, Ливан – одна из самых многоконфессиональных стран. Значит ли это, что здесь всегда «искрит»?

 

- Думаю, что нет. Наоборот, в этом месте происходило зарождение цивилизаций: именно здесь когда-то жили финикийцы, совсем рядом находились Ассирия, Вавилон, сюда распространяли свое влияние древние греки и римляне. Здесь всю жизнь переплетались различные культуры. В наши дни здесь уживаются 17 конфессий, каждая из которых имеет свои культовые здания. Думаю, что многие православные, считающие Ливан чисто мусульманской страной, были бы удивлены, увидев, какое влияние здесь имеет христианская и, в частности, православная церковь.

 

- Все это многообразие традиций и верований накладывает отпечаток на облик городов?

 

- Еще как. Именно это сочетание древностей и авангарда, стилей и направлений ошеломляет в первую очередь. Надо отдать должное ливанским архитекторам и другим профессионалам от искусства – страна оставляла ощущение удивительной архитектурной целостности, а малые архитектурные формы вообще вызывали восхищение профессионалов из многих стран и вскоре могли бы составить славу Ливана, как ближневосточных Швейцарии и Италии вместе взятых. Для меня было большой неожиданностью, что древнее искусство здесь так активно переплеталось с современными изысками в этой области, что в отличие от многих стран с древней цивилизацией здесь не собирались жить, что называется, на руинах прошлого, даже если это и священные руины. Главное, что к этому прикладывали руки не только те, кому это положено по должности или по профессии, но и люди, просто имеющие мечту. Как Муса-строитель, например, который построил свой знаменитый музей. Муса, которого теперь знает весь мир, в прошлом -простой строитель, мечтал построить настоящий замок. И он его построил. К тому же создал музей с двигающимися скульптурами. И написал книгу об этом - « Мечта моей жизни». Теперь в замке живет его семья, а сам замок входит в туристические маршруты. То есть, человек не только воплотил грандиозный замысел, - он прославил свою страну, обеспечил детей и внуков. Сегодня даже горько об этом говорить. Страна опять отброшена на десятилетие назад.

 

- Но вот опыт скульптурного симпозиума в Байсуре явно не пропал, вы увезли его с собой и намереваетесь применить его на практике.

 

- Да, конечно. В прошлом году в Ливане собрались представители Японии, Голландии, Ирака, США, Грузии, Саудовской Аравии и многих других стран. Мне было интересно заглянуть за кулисы мероприятия, посмотреть на все глазами организатора, а не участника. Ведь в Ливане проходил именно тот праздник творчества, который мне так хочется устроить в Чувашии. Скульпторы трудятся целый месяц. В это время вдоль городских дорог стоят сотни скульптур самого разного толка. Это и декоративные изваяния, и парковые, и абстрактные, и довольно натуралистичные. И мэтры, и молодые на этих смотрах абсолютно свободны в своем самовыражении. Наиболее интересные скульптуры и монументы затем остаются в городе. Условия для художников стандартные: приглашающая сторона оплачивает приезд, питание, жилье, предусмотрено и вознаграждение за саму работу. Такая поддержка искусства сразу ставит город в ряд успешных и высоко цивилизованных.

 

- Байсур и окрестности знамениты только молодой традицией скульптурных мировых встреч?

 

- Нет, здесь было довольно много туристов. И что интересно, их привлекала не только древняя культура. Я уже говорил, что мы, например, ездили знакомиться с культурой друзов и даже побывали на свадьбе друзов. Друзы, это жители горных районов южного Ливана с особыми традициями и религиозным укладом жизни. Некоторые специалисты даже находят у них черты, присущие этноконфессинальным сектам. Дело в том, что даже само название происходит от имени мусульманского проповедника Ад-Дарази, сторонники которого еще в 11 веке стали придерживаться собственной веры. В 19 и 20 веках друзы участвовали в борьбе между мусульманской и христианской общинами Сирии, в 1925 году произошло знаменитое восстание друзов. Друзы живут не только в Ливане, их общины есть и в Израиле, и в Сирии. Для меня многое в них осталось прекрасной загадкой, потому что их традиции и обряды не похожи ни на что, что я видел и слышал до сих пор. Друзы верят, что Бог раскрывает себя в последовательных инкарнациях. Они почитают и Коран, и Новый Завет, но имеют и собственные священные книги, так называемое семикнижие. Главным правилом жизни этих людей является то, что если верующий живет во враждебной среде, то есть среди иноверцев, то внешне вполне может принять ее условности, обязательно сохраняя в душе истинную веру. Самое же удивительное, что верования друзов имеют черты как христианства, так и азиатских религий, а в традициях, обрядах проглядывают и курдские, и персидские, и собственно сирийско-ливанские черты. Они убеждены, что говорят на языке Христа, а в их костюме очень много от арабского влияния.

 

- Владимир Порфирьевич, когда мы восхищаемся культурой какого-то народа, нам трудно оставаться равнодушными к его судьбе, а тем более питать к нему какие-то агрессивные чувства. Может быть, не сама красота спасет мир, а хотя бы знакомство с другой культурой, изучение этой красоты?

 

- Думаю, что это так. Я вот по своей профессии много езжу и по России и по другим странам, был в Северной Африке, путешествовал по Средиземноморью. Я всегда ставил целью увидеть иную культуру очень подробно, изнутри. В России и своей республике стараюсь специально ездить в деревни, лучше изучить национальные традиции. Увиденное всегда духовно обогащает. Начинаешь по-другому воспринимать мир вокруг, больше его ценить, свободнее выражать себя и, конечно, в меру сил защищать его ценности. Агрессия возникает из-за замкнутости, страха перед чужим укладом, из-за невежества. Такими людьми легко манипулировать тем, кто преследует свои цели, сталкивая народы. Поэтому надо учиться понимать и ценить различные культуры. Так мы будем гораздо сильнее.

Телефон :+7 (8352) 23-81-48 (Союз художников Чувашии), +7 903 389 25 30 (моб.)

E-mail: sculptorNagornov@yandex.ru.

 

© 2015 Скульптор Владимир Нагорнов (Тутимер Сувар). Site created by Vladimir Atal

Ливан 5.jpg